Исключительный случай - Разгонный блог Цветова Сергея

Исключительный случай

В кабинет психиатра, с озабоченным выражением лица, вошёл коллега – врач-нарколог – и за ним интеллигентного вида мужчина с потёртым саквояжем.

— Андрей Дмитрич, тут у нас вот случай… исключительный… можно сказать… — негромко, и даже как-то таинственно, проговорил нарколог, поплотнее закрывая за пациентом дверь. — Вот…

— Здравствуйте, — неуверенно сказал мужчина, остановившись посреди кабинета.

-Зрассье, шоунас? Галюцинации-и? Видения? — бодро, с ироничной улыбкой произнес психиатр.

— Андрей Дмитриииевич… это… — нарколог бесшумно прокрался к столу врача, робко опустился на краешек стула. — Э… такое дело…

Я… я… не знаю, во… у него там.. Ему… Мне т…

— Шот серьёзное? — психиатр встал, деловито прищурясь подошел к пациенту, оттянув ему веки, профессионально чётко посмотрел глаза, поводил пальцем у него перед носом. — Так что у вас? — спросил в упор.

— Да я выпил, понимаете, на той неделе, — устало начал объяснять мужчина, — я уже говорил ему, в ресторане, всего-то два коктейля, ну, разных там. Крепких, правда. Премию получил. А ночью, откуда ни возьмись — вот… — Он начал расстёгивать свой коричневый саквояж.

— Да, что? — Доктор с любопытством посмотрел внутрь открытого саквояжа. И вдруг расширил глаза и сильно покраснел. Повернулся и слишком правильно вернулся, сел на свое место. Потёр виски. Прикрыл глаза ладонью. Энергично помассировал веки. Чуть слышно прошептал: «Вот это я вчера… Открыл глаза. Коллега- нарколог сидел рядом ни живой ни мёртвый и опасливо косился на саквояж.

— Так, и что? — медленно выдавил психиатр, старательно глядя в глаза мужчине. — Что вы мне там показывали?

— Так вот… черти…

— Ка… кие черти?.. Вы что, че… там… ртей видите? — Резко перевел взгляд на свои руки.

— Н-ну, он говорит, что у него там ч-черти… — подал голос нарколог. — Совсем д-до-допился.

— Н-да, любопытно… Как я… Придётся вас офор…Сгинь, нечистая. Уберите его!! Пшел вон!!! — дико закричал Андрей Дмитриевич, вскакивая, и чуть не разбив окно спиной.

— Вельзевул, иди на место! Цыган, не трогай бумаги! А ну перестаньте! На место, кому говорят, не лезь к доктору! А ну быстро в сумку! А то не налью больше! Точно! Вот так. И тихо там!

Три шустрых маленьких чертёнка — один чёрный-чёрный; другой ярко-синий, с фиолетовой кисточкой на хвостике; а третий красно-жёлтый с белыми пятнами где-попало — нехотя, шмыгая носами-пуговками и почёсываясь самым бессовестным образом, исподлобья поблёскивая глазками на перепуганных докторов, возвращались в тесный саквояж.

— Вввидите, коллега, — в полуобмороке прошептал нарколог.

— Что мне делать? — спросил мужчина, когда защёлкнул саквояж, с надеждой и растерянностью глядя на полностью белых докторов.

 

Андрей Дмитриевич, несколько поразмыслив, молча, неестественно твёрдо прошёл к двери, закрыл её на замок, потом достал из шкафа бутылёк с прозрачной жидкостью и маленький пластиковый стаканчик. Поставил всё это на стол, сел. Серьёзно посмотрел на коллегу, на удивительного пациента, у которого саквояж начал жутко пищать и взбрыкивать, и мужественно сказал:

— Ну что ж… Выпустите их… Будем думать вместе.


>