«Макет». Фантастический рассказ для детей и родителей

— Марта! Твои проделки? Ты выпустила своих жуков-людоедов? — ворвался полседьмого утра в спальню девочки сосед из 16-й, бульдозерист Паша.

— Кого? — не отрывая лохматой головы от подушки, сонно спросила Марта.

— Кого, кого, — раздражительно передразнил Павел. — Это термиты там у тебя всеядные или божьи коровки сумасшедшие, или тараканы саблезубые… У тебя ж этих штучек навалом.

— Нет у меня тараканов, — лениво проговорила Марта. — У меня только ужик один, канарейка, хомячки, черепашка, кузнечик и рыбки. И пауки с мухами.

— «Только всего…» — зато у тебя, небось, рыбы говорящие и пауки шали оренбуржские ткут…

— Неправда, — заулыбалась девочка. — Только канарейка хохочет, хомячки танцуют, черепаха на задних лапах ходит и кузнечик плавает брассом… А что, собственно, случилось? — Марта опёрлась на локоть. — Мам, почему меня, вообще, посторонние будят? Что такое? — сердито нахмурив брови и делая страшно строгие глаза, конечно же не совсем по-настоящему, спросила она. Злиться по пустякам она не умела. — Причём я и мои животные?

— «Причём-причём»… А при чем я? Почему по мне должны чужие животные бегать? Да ещё кусаться. — Паша выглядел измученным и обиженным. Но Марта ещё совсем ничего не понимала.

— Павел, вы толком можете всё объяснить? — попросила она, сев и подтянув укрытые одеялом колени к подбородку. — Какие насекомые вас покусали, где, когда?

Мама Марты стояла в дверях и тоже с интересом ждала выяснения сути конфликта. Почему это сосед потребовал встречи с её дочерью так рано?

— Так если бы я их видел! А то же я только слышал: шорохи какие-то, хрусты, топот. — А потом меня сразу в нескольких местах как цапнут! Вот, вот, вот и вот. — Он показал Марте и маме малюсенькие ранки на шее и на губе, показал ноготь на мизинце и указал на голову. — Все разом, главное… Укусили. И никого, главное, не успел заметить. Куда-то подевались, всё обыскал.

— А может комары? — невинно предположила маленькая любительница живности. — Мутантные.

— Это кто же на Луну комаров завёз? — саркастически сказал Павел. — Может опять ты?

— Почему «опять»?

— Ну ладно, — отступился сосед. — Не комары это, жуки какие-то, только… Хорошо. — Павел помолчал, пристально глядя на улыбающуюся девочку. — Значит, не твои… — Марта покачала головой.

— А это… А Джеймс ведь твой лучший друг? Который макеты делает.

— Да, — сказала Марта, — а что?

— А ты их все видела?

— Кого? Макеты? Все, наверное. А что? — повторила она.

— А то я вчера возле шлюза нашёл один… Может его?

— Возле шлюза?

— Да. Причём с той стороны, снаружи. На песочке прям стоял. Тихо-мирно.

— Странно. А посмотреть можно?

— Конечно. Я сейчас принесу его, подожди. Отдашь ему и скажи, пусть больше не выбрасывает. По-моему, совсем не плох макетик. А может он его случайно потерял? Гулял-гулял, да выронил, а? — Паша тоже решил немного пошутить. — Я сейчас.

"Макет". Фантастический рассказ для детей и родителей

— Ничего не понимаю, — пожала плечами Марта, когда они осталась вдвоём с мамой. — Какие жуки, кто его мог кусать?

— Ты всё же смотри. Не надо скандалов. Присматривай за своими питомцами, — сказала Виолетта Андреевна и ушла за завтраком. А Марта стала одеваться.

Через несколько минут вернулся Павел и принёс большую, довольно тяжёлую («А сколько ж она на Земле будет весить?» — сразу прикинула Марта.) полуметровую модель явно фантастического звездолёта. Причудливые плавные формы, гладкая фиолетовая поверхность и никаких намёков на реактивные, ядерные или фотонные сопла. И без единого иллюминатора и люка. Словно полностью отлит из металла.

— Ух ты! — сказала Марта. — Классная штука. Только это не Джеймса… А вообще-то, — поправилась она, — кажется его… Да нет, его-его, точно, вспомнила. Да… собирался же… Как он?.. По-моему, он назвал его «Лунным трактором». Или «Сказкой Селены»? А, да! «Сказкой». Ладно, я ему передам, спасибо… Может братишка спрятал? А насчёт тех жуков… что-нибудь решим. Если ещё раз укусят — найдём, отловим и посадим в клетку.

— Значит, твои всё-таки? — уточнил Павел.

— Нет, не мои, всамделе.

Павел хмыкнул как-то недоверчиво и, указав кивком головы на макет, сказал:

— Люк здесь сможешь найти? — спросил так, словно это под силу ему одному.

Марта ещё раз внимательно осмотрела макет, но люка не нашла.

Павел снова хмыкнул и пошёл к двери.

— Ну ладно. Многозначительно протянул он, бросив взгляд сначала на макет, потом на Марту, и ушел. А Марта села на кровать и задумалась.

Во-первых, что это за жуки-невидимки покусали Павла? Ведь такого не может быть в их изолируемых и постоянно дезинфицируемых комнатах. Потом этот макет. Точно не Джея. Без окон, без дверей…

А! Наверное Паша решил, что над ним подшутили. Что в макете сидят злые учёные жуки-тараканы, которых ночью нехорошие дети выпустили из засады на бедного Павла. Наверное думает: как же я попался на такую ловушку? Ах эти вундеркинды несчастные, чтоб им компа не видеть и мороженого не есть! А он бедняга, не мог найти, где же норка в макете для этих вурдалаков шестиногих, или восьми… А на самом деле? Кто всё-таки шуршал и кусал? И, кстати, чей и что это за макет?..

А день начался прекрасно!

 

Джеймс только-только умылся, когда включилась Марта и сказала, что у неё появилось нечто интересное. Может показать, если Джей не сильно занят. Джеймс ответил, что не занят. Тогда через три минуты в дверях у него возникло сначала необычное фиолетовое сооружение, а за ним Марта.

— Что это? — спросил Джеймс.

— Тебе лучше знать, — заявила подружка. — Это по твоей части, кажется.

— По моей? Макет что ли какой?

— А то что же? У тебя есть другие мнения?

— Ну я не знаю… — Джеймс внимательно рассматривал предмет, доставленный торжествующей подружкой, но никак не мог дать ему точное определение. Если это макет, как считает Марта, то не совсем обычный, или просто недоделанный. Скорее всего болванка, на которую собирались нанести пластиковую обшивку со всеми внешними подробностями какого-то фантастического звездолёта. А так…

— Где ты его взяла? Сама делаешь? А что это за материал?

— Ничего я не делаю. Это мне сейчас бульдозерист Паша, сосед, принёс. Сказал тебе передать, и чтоб ты больше не раскидывал свои макеты.

— Я и не раскидываю.

— Он это, между прочим, снаружи нашёл, у шлюза.

— Снаружи? — удивился Джеймс. — Как он туда попал? Ты не находишь это странным? Кто это у нас ещё стал мастерить макеты? Да ещё такие интересные, необычные. — Он водил по макету рукой. — Ну-ка, тихо! — Джей прислонился ухом к предмету разговора. — Там что-то шевелится! — Марта тоже прильнула к фиолетовой поверхности.

— Точно! — приглушённо воскликнула она. — Там кто-то есть! Значит, Паша…

— Что Паша?

Марта рассказала другу о ночном происшествии с Павлом и что он думает, как ей кажется, о случившемся. И сказала, что теперь он в чём-то может оказаться прав. Кроме выбора направляющей силы.

— Надо искать выход, — в задумчивости, как-то по-взрослому, изрёк Джеймс после услышанного. — Люк в нём должен быть.

 

Матвей включил видеосистему, собираясь учить программу по органической химии, когда к нему без предупреждения пришли «коллеги-вундеркинды». Марта и Джеймс. С новым сногсшибательным проектом в глазах.

— Матик, — без предисловий начала Марта, — нужна рентгеноскопия одного таинственного предметика.

— Без проблем. А какого?

— Видишь ли, это-то и предстоит как-раз узнать, — сказала Марта, — мы сами не знаем точно, что это такое.

— Несите, просветим. — Матвей, как настоящий «математик», «профессор», был, когда нужно, немногословен и решителен.

"Макет". Фантастический рассказ для детей и родителей

 

Два дня ни Марты, на Джеймса, на Матвея не было видно и слышно на лунной станции «Мегаполис». Дети что-то «творили». Это знали все. Знали по опыту. Но что в результате явится миру, никто не мог сказать наверняка. Предугадать, чем всё это закончится, было невозможно, их фантазия могла забрести так далеко, что… Но все остальные дети, а также взрослые, с нетерпением и интересом, и где-то с опаской, ждали реальный, без сомнения, плод усилий трёх вундеркиндов. Ибо каждый знал, и не только в многочисленных колониях на спутнике Земли, но и на самой Земле, «лунные арбузы», которые вывели эти дети. Известна была также «лунная соната» — музыкальное произведение, записанное из звуков, имеющихся на Луне. В природе, и тех звуков, шумов и грохотов, что производились Человеком-строителем. И если учесть то, что на спутнике Голубой планеты пока ещё в целом вакуум, то станет ясно, в чём гениальность детской «Сонаты».

Но самую большую славу тройке выдумщиков-интеллектуалов принесло открытое и описанное ими особое «лавью-отражение» лунной поверхности. Отражение от поверхности спутника солнечных излучений, которое особым образом воздействует на Земле на романтические натуры, особенно на влюблённых. А также на страдающих различными мозговыми расстройствами и, что близко к этому, на обладателей «потусторонних», или «сверхъестественных», способностей…

Лунная станция «Мегаполис» составляла 362 человека. Вместе с детьми. А это примерно то же, что маленькая деревня. Все знают друг друга и почти всё друг о друге. А значит, все уже слышали (Павел был на редкость общительный человек), что бульдозериста Булкина кто-то покусал. И что он нашёл какой-то странный макет перед этим. И что сей предмет в данное время находится в руках у «гениев». На этой основе строили предположения…

Ждали открытия или изобретения…

 

 

Когда вечером Паша пришёл к Джеймсу и попросил посмотреть макет, который он нашёл, возникла минута замешательства. Макета не было.

А буквально за полчаса до его (Булкина) прихода, на станции случилось нечто совсем из ряда вон выходящее: был пробит главный купол жилого корпуса. Причём изнутри. Большим предметом неправильной формы, 303 мм, на 288 мм, имеющим скорость, как высчитали, никак не менее 3 тыс. км/сек. Такую начальную скорость не может ещё развить ни одно земное тело.

— Джеймс, можно макет посмотреть? — словно бы ни о чём не ведая попросил Павел. — Фиолетовый. Ты его доделал?

— Нет… Я его выбросил… Разобрал и выбросил. Забраковал. Он у меня не получился. Не понравился.

Что так? Вроде хорошая была вещичка. Вполне способная к полётам с огромной скоростью. Автоматический звездолёт?

— Да… — Джей запнулся. — Был. Но я, вообще-то, стараюсь делать только пилотируемые.

— Да? А с какими двигателями?

«Началось, — с тоской думал между тем Джеймс. — А Паша что, самый догадливый из всех? Разыгрывает из себя Шерлока Холмса… Ну что ж, посмотрим.»

— А я обычно не задумываюсь над этим. И не делаю двигатели. У меня же макеты.

— А насколько они правдопо… в смысле, близки к оригиналу?

— Да ни насколько! Просто внешняя копия, — Джеймсу стало жарковато, Павел явно подходит к главному. Хотя явно не знает, что за этим скрывается. — Я делаю макеты, а не действующие модели.

— Ну что ж, ладно. Зря ты его сломал. Ту модель. Фиолетовую. — Заключительного шага Павел не сделал. Нехотя вышел.

«Не смог меня расколоть. Лишь бы…» Джеймс тут же позвонил Марте и Матвею. У них Паша ещё не был. От них ничего не добьётся.

 

 

Но тайна всё же была раскрыта. Улики просто неопровержимые. Булкин постарался.

Первым пришёл вести уже настоящий допрос Иван Ильич, отец Матвея. Они все втроём как раз сидели у Матвея.

— Так, вундеркинды… Убежал он от вас? Упустили? Что, не смогли проконтролировать ситуацию? Ну неужели же вы не могли предусмотреть такое, подстраховаться как-то? Матвей, что, не хватило ума? Как вы так оплошали? — Иван Ильич грустно смотрел на сына и его понурых друзей — Марту и Джеймса.

— Пап, просто мы не думали, что так получится, кто знал, что они именно так поступят. Это же против нашей логики.

— Суметь задать такую фантастическую скорость, — продолжал стыдить Иван Ильич, — и не удер… Ч-то?..

Отец как-то странно посмотрел на Матвея, потом на остальных.

— Кто — «они»? — мягко, осторожно, словно разговаривая с «умалишившимися» (словечко Марты), или, скорее, словно боясь услышать что-то страшное, спросил он.

Трое подростков резко переглянулись друг с другом с выражением растерянности: «Что мы сказали? Зачем? Значит, они даже не предполагали?» и затем три пары глаз устремились на Ивана Ильича.

В них с третьей космической скоростью проносились плохо скрываемые мысли, вопросы к себе: понял — не понял? знает — не знает? сказать — не сказать? поверит — не поверит? что будет, если сказать? как объяснить? а если не говорить? если что-то насочинять? если обернуть в шутку? если…

— Они — инопланетяне. — Матвей выбрал самый прямой и лёгкий путь — правду. Всё равно об этом говорить придётся. Не для себя всё…

— И-но… — только и выговорил Иван Ильич.

— Да, пап. Это был зонд-разведчик инопланетного происхождения.

— А-п… — пробормотал Иван Ильич. Казалось, он совсем разучился говорить.

— Да, всего лишь зонд-разведчик, автомат. Внутри у него находилось шесть жукообразных микро-роботов, не, мини, которые по ночам выходили наружу из зонда и всё изучали. На вкус, на цвет, на запах, на состав, — спокойно, с лёгкой улыбочкой изложила Марта. И пояснила: — Они ж всё пробуют «на зуб». Пашу — слышали? И вот у нас, да и по всей станции, а до этого на всех планетах Солнечной системы и в том числе на Земле, они всё покусали. Берут образцы всего что попадётся и, таким образом, изучают чужой мир. Правда ещё и записывают звук, изображение, электроволны. Зонд — это словно голова, а мини-роботы — руки.

— Мы не стали вмешиваться в ход их действий, не стали прерывать… И мы не знали, что он таким образом… — снова сказал Матвей. — Наверное, у них так можно или принято. Через крышу…

— Наверное… — машинально повторил отец. — Но тем не менее…

— Что? — просто сказала Марта.

— Понимаете, зря вы не сообщили об этом кому-то из взрослых. Хотя бы мне. — Иван Ильич справился с собой. Переварил информацию. Вспомнил свою роль. Роль взрослого и умного. — Нужно было всё-таки отдать его в руки учёных. Они бы его раскурочили по винтику и добыли бы всю полезную информацию. Это же…

— Вот именно- раскурочили бы, уничтожили бы такую вещь. Чужую, кстати. Чудо мини-техники, — заметила Марта. — Отправленную в дальние края за ценными знаниями о другом мире. О своих «братьях», которым бы всё сломать…

— И что толку с «мёртвой информации»? — вступил в разговор Джеймс. — Что бы они узнали? Из какого материала состоит зонд? Способ переработки поступающих сведений, то есть принцип функционирования «мозга», вернее его состав, какая двигательная система, устройство жуков и всё?

— А разве этого мало?! Да только сам факт наличия неизвестного инопланетного автоматического зонда в руках человека по три раза перевернул бы учёных всего мира!

— Но он же уже был. Пусть переворачиваются, — между прочим сказала Марта.

— А то, что он несёт в себе — это вообще клад! Разве этого мало, Джеймс? А теперь что? Ничего. Опять только словесное свидетельство двенадцатилетних детей да дыра в куполе.

— Иван Ильич, вы всё-таки недооцениваете своего сына, — произнёс серьёзно Джей.

— Ну не то, чтобы… но тем не менее…

— Пап, всё, что можно было «выудить» из этого макета, мы получили («И не разбирая по винтику», — Марта). Вся информация здесь. И здесь. — Матвей показал сначала на суперкомпьютер, а потом на свою голову. — Все технические характеристики, принцип работы всех систем и химический состав полностью изучены и зарегистрированы.

— Не может быть, — тихо поразился Иван Ильич. — Невероятно. Матвей, ты это сделал?! Но это же гениально! За два дня?! И не разбирая? — я правильно понял? Сын… — У него не хватало слов.

— Мы. Мы сделали, пап. Втроём.

Иван Ильич включил компьютер. Матвей вывел ему данные о зонде.

— Не может быть… Невероятно… Гениально… — шептал папа вундеркинда, быстро просматривая бегущие строки. — Ты хоть понимаешь, что вы натворили? Это ж… А это что? — Он указал на небольшой, похожий на деревянную шкатулку прибор, подключённый к компьютеру.

— Приёмник. И одновременно переводчик.

— Что за приёмник?

— Приёмник информации от зонда.

Того зонда?! — Иван Ильич просто не верил своим ушам. — Вы от него можете получать информацию?!

— Да. У нас там, во-первых, свой «агент» среди микроботов…

— Лазутчик. Сверхсекретный тайный агент, шпиёнчик маленький, — вставила опять же Марта. — Мы его «завербовали» и он теперь ведёт двойную игру такую, знаете?

— Во-вторых, на «макете» стоит передатчик, считывающий информацию с «мозга» зонда и «агента», и передающий её нам сюда.

— Постой. Это, конечно… А вы подумали, сколько лет будет идти «ваша» информация? Если место обитания зонда…

— Понятно. Мгновенно.

— Мгновенно? Шутишь? МГНОВЕННО, говоришь?! — дошло до Ивана Ильича. — Я тебя верно понял?..

— Да, пап. Мы нашли, с их помощью, — у них, — способ мгновенной передачи информации на любом, сверхдальнем расстоянии. Не электронные лучи.

— Я сойду с ума, — меланхолично сказал потрясённый до невозможности родитель. — Это какая-то сказка, бред. А… Вы ведь всё это придумали и разыграли меня, верно?

— А купол? — напомнила Марта.

— Да нет, пап, смотри. — Матвей переключил компьютер, и на экране возникла большая ярко-синяя звезда, быстро приближающаяся, и побежал ряд букв и цифр: скорость, химический состав межзвёздного вещества и т.д.

— Скоро начнётся самое интересное, насколько я понимаю, — сказал Джеймс. — Ведь зонд же отправился ещё не домой, не на покой.

— Да, зонд приближается к какой-то планетной системе, сейчас скажу… Система звезды Сигма Дракона. Скоро начнётся её скрупулёзное, как говорится, исследование.

— Вернее — скрипязубное, — выдала Марта.

— И наверняка… — начал Джеймс.

— Скоро мы увидим иных планетян, их житьё-бытьё. Здорово! — быстро подхватила Марта. — Надо было нам туда ещё наш приёмник с динамиком поставить, побеседовали бы с ними. О, ихних зверюшек увидим! Каких-нибудь слонопотамов, свиноуток, страузнечиков.

— Нет… Ну вы, ребята, даёте, — заговорил несколько минут ошалело молчавший Иван Ильич. — Вы ж, получается, считай, контакт установили… запустили свой автоматический зонд практически без затрат. Да ещё с мгно… Нет… Я решительно сойду с ума… Это ж новая эра… Переворот… — Он вышел из комнаты прямой и белый. Но будто заряженная бомба, как жидкость в точке равновесия меж двух агрегатных состояний.

— Ну и впечатлительные эти взрослые, — насмешливо сказала Марта.

Джей с Матиком, улыбнувшись, согласились с ней. Что есть, то есть. И это они ещё не сказали об антигравитроне, о жизни на Нептуне и…

 

Цветов Сергей, 1999 год


>
Подробнее:
Славная охота

- Ух ты! Настоящая? — восхищается гость, увидев в зале на стене голову льва. — Где стянул? - Сам добыл,...

Закрыть